?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Перевод откровений Муженко. Иловайск через призму времени. Часть III.
schneider_krieg
Примечание: настоящая статья является переводом откровений генерала Муженко в связи с ситуацией сражения за Иловайск. Исходная стилистика и терминология сохранены.

Когда встал вопрос об окружении в районе Иловайска нашей группировки - её постарались значительно усилить за счет частей и подразделений, которые выступили, нацелившись в район Иловайска. Там находилось всего около 1200-1400 человек. Эта цифра приблизительная, так как, к сожалению, мы не можем четко оценить количественный состав добровольческих батальонов - специализированных батальонов МВД, НГУ. Цифры каждый день менялись.

Конкретно, сколько их было, невозможно даже сейчас установить. Вероятно, в этом вина некоторых должностных лиц вышестоящих структур.

По Вооруженным Силам - реальные цифры в соответствии с донесениями и расчетами - численность группировки составляла около 1200-1400 человек. Как вариант, я лично предлагал генералу Руслану Хомчак зайти в Иловайск, занять круговую оборону подхода резервов, предназначенных для деблокирования. Была такая возможность. Имевшейся группировкой - более тысячи человек - было достаточно решить этот вопрос. Он мне сказал: я эту задачу выполнить не могу, потому что мне добровольческие батальоны поставили ультиматум: или мы выходим все вместе, или мы выходим сами, а тут, если хотите, оставайтесь и действуйте как считаете нужным. Генерал Хомчак сообщил, что принял решение о выводе всей группировки.

Рассматривались разные варианты. Предлагался выход мелкими колоннами по 10-15 машин в разных направлениях на широком фронте, в том числе и на юг, потому что там было пространство для движения с выходом в район Мариуполя или, возможно, в район Гранитного. Но был выбран вариант выхода по маршруту, оговоренному с руководством российского Генерального штаба - этот маршрут россияне предлагали как «зеленый коридор» для выхода наших подразделений.

Это была инициатива Путина, 26 августа он об этом заявил, и мы в течение двух дней (!!!) согласовывали с российской стороной вопрос, каким образом осуществить этот выход. Первое условие было для нас приемлемо: выход «зеленым коридором», с вооружением и военной техникой. Без вопросов. Но, непосредственно уже в ночь перед выходом, 28 августа, где-то в районе 22 часов, на меня вышел генерал Богдановский - первый заместитель начальника Генерального штаба ВС РФ, - и сказал: «Условия меняются, мы можем позволить только выход, без вооружения, даже без стрелкового оружия». Это было для нас неприемлемо, это вообще создавало серьезную опасность для наших военнослужащих. Других условий после этого разговора не было.

Разговор об окончательных условиях россиян я безотлагательно довел до генерала Хомчака. Также отметил, что в такой обстановке нужно планировать не выход, а прорыв. На местном уровне, в Иловайске, решение о выходе принималось коллегиально, в том числе и с руководством добровольческих батальонов, командирами подразделений. Они выбрали для себя вариант выхода по заранее оговоренной с русскими, четко и пошагово, дороге, в районе Старобешево.

Кстати, одним из условий было то, что после выхода, в районе Старобешево, мы должны вернуть пленных - российских военнослужащих, которые были в составе нашей колонны. Сейчас общеизвестно, что колонна была расстреляна, в том числе расстреляны и пленные российские военнослужащие.

Я постоянно контактировал с российским генералом Богдановский, потому что 28 августа генерал Герасимов - начальник Генерального штаба ВС РФ, - находился в командировке, но уже 29-го числа он оказался на месте, и где-то во второй половине дня я пообщался с ним.

Кстати, ночью я общался с начальником Главного оперативного управления Генерального штаба ВС РФ генералом Картаполовым, и с его заместителем генералом Евстратовым, который сейчас является начальником Главного оперативного управления ГШ ВС РФ. Никто из них не хотел брать на себя ответственность за действия российских войск под Иловайском, ведь понимали, что это военное преступление, и за это кому-то придется отвечать. Российские генералы перебрасывали обязанности с одного на другого, от первых лиц на вторых, потом на третьестепенных.

У нас не было выбора, нам необходимо было общаться для того, чтобы все-таки решить вопрос безопасности наших людей, которые должны были выйти из окружения. Это, кстати, подтверждено документально. В материалах следствия такой документ, где подтверждено четко по времени, по дням, с кем, когда, сколько минут даже, до секунды - велись переговоры с россиянами. Однако, некоторые политики, «эксперты» заявляют, что Муженко говорит неправду, мягко говоря, что Муженко врет и он ни с кем не общался тогда.

Рассматривались различные варианты выхода из окружения. В частности, в северном направлении, где у нас тоже было недостаточно сил и средств. Но это также был один из вариантов, который имел право на жизнь и на успех. Действительно, маневр стал бы неожиданный и для российской стороны, и для формирований так называемой «Новороссии». Такой вариант также предлагался командованием сектора «Б».

Кстати, командование сектора «Б» оказались в районе Иловайская, скажем так, по факту. Это не было основной задачей руководителя сектора генерала Хомчака - организовывать выполнение тактической задачи по взятию под контроль города Иловайск, потому что сектор имел гораздо больше боевых задач. Это и выполнение задач в западной и южной частях Донецка, у Горловки, Макеевки и тому подобное. То есть, боевые действия группировки сектора «Б» велись на большом фронте, и ему необходимо было осуществлять управление целым сектором.

Впрочем, выезд в Иловайская руководителя сектора - это его решение. Хотя, по моему мнению, достаточно было бы отправить представителя или одного из своих заместителей, чтобы обеспечить взаимодействие между подразделениями Вооруженных Сил с соответствующими специальными подразделениями МВД. Конечно в составе этой группировки находился и представитель, а до 22 августа там оставался непосредственно первый заместитель министра внутренних дел генерал Сергей Яровой.

Следует отметить, что так называемый «эксперт» Юрий Бутусов там тоже был 22 августа. У меня возникает вопрос: для чего именно в то время он там находился? Которое он имел вообще отношение к планированию этой операции и к присутствию в зоне боевых действий?

Что касается потерь. На сегодняшний день четко установлено потери подразделений Вооруженных Сил Украины. Всего за август месяц 2014 года потери Вооруженных Сил составили: безвозвратные - 427 человек, 781 - санитарные (ранения, контузии и т.п., в том числе и психологические травмы).

По подтвержденным данным и спискам погибших и раненых, в период с 21 августа по 5 сентября 2014 года, в том числе в районе Иловайска, именно в этой группировке, 150 военнослужащих Вооруженных Сил погибли, 90 - получили ранения. Это реальные цифры.

По количеству погибших от 366 до 500 человек, которыми оперировали Генеральная прокуратура, военный прокурор: направлено два запроса на имя Генерального прокурора Украины о подтверждении соответствующих цифр и сравнения учета Вооруженных Сил с тем учетом, который есть в Генеральной прокуратуре. Но ни на один, ни на второй запрос нам так ответа и не поступило...

Поэтому будем оперировать только такими данными: 150 погибших и 90 раненых с 21 августа по 5 сентября 2014 года. Подчеркиваю, это потери Вооруженных Сил Украины. То, что касается добровольческих батальонов, считаю, что учет таких потерь должен был производиться Министерством внутренних дел Украины, Национальной гвардии Украины. Это их подразделения: будем надеяться, что там учли каждого человека, и каждого погибшего поименно, как это сделали в Вооруженных Силах Украины.

Считаю, что мою деятельность должна оценивать не Генеральная прокуратура Украины. Для этого есть соответствующие суды, которые примут соответствующие решения по реальным фактам. А об ответственности за бездействие - надо сравнить, с чего начиналась Антитеррористическая операция, как продолжалась и продолжается, что привело к окружению группировки в районе Иловайска и трагическим последствиям. И тогда можно говорить о том, кто действовал, а кто занимался бездействием в период с апреля по август-сентябрь 2014 года.

Нужно оценивать не только Иловайск, а всю деятельность руководства АТО, в частности, с учетом тех полномочий, которые ему предоставлялись, и той нормативной базы, которая в то время имелась, а также и соответствия этой базы, соответствия принятых решений и ответственности целям, которые поставило перед собой руководство АТО, даже с учетом несовершенства - я так скажу - нашей нормативной, законодательной базы.

Самая главная причина Иловайской трагедии - это вторжение российских войск. Это также и главная причина таких больших потерь. Другая причина - несогласованность, хаотичность и, пожалуй, недостаточная компетентность при планировании операции выхода из окружения.

Готов отвечать за все свои решения и распоряжения, в том числе за те, которые повлекли за собой потери. Готов обосновать каждый свой шаг. Но есть уровни ответственности различных должностных лиц: за операцию в целом и за конкретное выполнение тактических задач. Их ответственность должна быть разделена.

В том числе, нужно разобраться в составе межведомственного группировки, насколько он имел отношение к Антитеррористической операции. Почему добровольческие батальоны МВД, НГУ не были внесены в общий состав сил и средств АТО? Почему они позволяли себе принимать решения на уровне руководителей и даже отдельных руководителей подразделений - выполнять им боевую задачу или не выполнять? Такого среди подразделений Вооруженных Сил не было.

Так, имелись факты оставления позиций, даже панического бегства, но действий вроде «хочу - не хочу» в Вооруженных Силах не было. Так что при оценке действий, решений или бездействия, будем надеяться, будут изучены все эти условия и окажутся сделаны соответствующие выводы.

В руководство штаба АТО поступала информация со всех участков, включая и Иловайск, и Луганск. Кстати, события в районе Луганского аэропорта оказались, возможно, менее трагичны, но они носили не менее героический характер, чем в Иловайске. Огромный героизм проявили военнослужащие Вооруженных Сил, которые выполняли там задачи, в том числе и добровольческие батальоны, каким был, например, 24-й батальон территориальной обороны (впоследствии переформирован в 24-й штурмовой батальон «Айдар» Вооруженных Сил Украины), который действовал достаточно успешно в районе Новосветловки - Хрящеватом по расширению зоны контроля в районе Луганского аэропорта. Подразделения 80-й аэромобильной бригады героически защищали Луганский аэропорт.

Кстати, такой факт: когда наши подразделения успешно вышли из окружения, то еще три дня россияне боялись зайти на территорию Луганского аэропорта, такие потери они там понесли. Один из командиров российской армии - полка морской пехоты, - дал команду вывести подразделения своей тактической группы на территорию Российской Федерации без согласования с высшим руководством. Причиной для таких действий стало то, что они понесли очень серьезные потери: в районе Луганска оказалась уничтожена практически полностью одна рота 76-й воздушно-десантной дивизии ВС РФ.

Это, во-первых, также свидетельствует о тогдашней ситуации. Во-вторых, мы понимали и несли ответственность за каждую операцию, которая проводилась на уровне руководства АТО, но были руководители еще и на других уровнях. И мы понимали и несли ответственность за все государство, потому что угроза сохранялась не только на юго-востоке Украины. Состав группировки российских войск вдоль государственной границы создавал нам такую угрозу и на севере, и на востоке, и на юге, и неизвестно, какое развитие могла получить эта ситуация в дальнейшем.

Возможно, в каких-то действиях кто-то может меня обвинять. Но обвинять в бездействии, считаю, никто не имеет морального права ни меня, ни штаб АТО, ни командиров подразделений, ни военнослужащих Вооруженных Сил, которые принимали участие и выполняли соответствующие задачи.

В целесообразности или нецелесообразности тех или иных решений - возможно, да. Впрочем, возникает вопрос: а судьи кто? Кто эксперты? Кто-то из них имеет опыт боевых действий? Имеют ли они высшее военное академическое образование? Четко ли понимают они четко в тех, скажем так, принципах и тех основаниях, по которым действуют войска? Или вообще что такое теория гибридной войны и ее специфики? Вообще, была ли тогда прописана Антитеррористическая операция в теории? Сегодня, да, уже наработаны определенные практики и направления реализации АТО. Поэтому на основании чего могут нас обвинять в правомерности или неправомерности тех или иных действий???

Я заканчиваю цитатой командира батальона специального назначения Вооруженных Сил Украины «Донбасс-Украина» полковника Вячеслава Власенко: «Это не только история трагедии, это еще и история обмана. История продемонстрированного героизма. Об этом также надо писать, об этом также должны помнить люди. Мы не были овцами на бойне, не надо нас так воспринимать. Мы бились, и ребята сражались героически, и нанесли немалые потери россиянам, находясь в заранее проигрышном положении. Вот это народ Украины и должен помнить о ребятах".

Маниакальное желание различных политиков и псевдоэкспертов избежать ответственности за некомпетентное вмешательство в планирование операции тактического уровня, их манипулятивное воздействие на общество, финансовая зависимость, коррумпированность и жадность превращают иловайскую трагедии в фарс. Тем самым, они очерняют память о настоящих воинах, отдавших свою жизнь за Украину! Я уверен, истина будет торжествовать над клеветой и манипулятивной ложью, время все расставит на свои места. Память о преданных воинах Украины будет жить в наших сердцах вечно!

Оригинал статьи на украинском:

http://cripo.com.ua/events/?p=217890/




  • 1
Здравствуйте!
Система категоризации Живого Журнала посчитала, что вашу запись можно отнести к категории: Армия.
Если вы считаете, что система ошиблась — напишите об этом в ответе на этот комментарий. Ваша обратная связь поможет сделать систему точнее.
Фрэнк,
команда ЖЖ.

Утерянные победы генерала Муженко. Разгром под Иловай

Пользователь colonelcassad сослался на вашу запись в своей записи «Утерянные победы генерала Муженко. Разгром под Иловайском» в контексте: [...] ts/?p=217890/ (перевод выполнил Илья Топчий) https://schneider-krieg.livejournal.com/37756.html [...]

  • 1